Web gatchina3000.ru

БАЙКАЛ

Саркисян С.Г.

Байкал. Саркисян С.Г. - М.: Гос. изд-во географической литературы. - 1955

к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"



БАЙКАЛ

Прекрасна и сурова природа Восточной Сибири. Необозрима тайга, живописны горные хребты со скалистыми вершинами и залесенными склонами. Богаты недра Сибири, неисчерпаемые запасы энергии таят ее могучие реки. Плодородные межгорные долины в скором будущем покроются тучными нивами. Но одно из величайших созданий природы края — красавец Байкал.
Ha огромном пространстве, длиной в 636 км и шириной в 25—79 км,  леса и горы расступились, уступив место Байкалу.
Все в нем необычайно и своеобразно: необозримые просторы студеных и бурных вод, огромные глубины, столь редкие у озер, пресная вода, в которой обитают животные и растения, похожие на морские формы, выходы нефти и газов на поверхности озера, происхождение которых до сего времени загадочно..]
Кто видел Байкал, тот навсегда сохранит в памяти величественные картины этого озера, обрамленного высокими хребтами. Многоликий Байкал по-разному представляется проезжающим. Одни запоминают его тихим и спокойным, с голубой зеркальной гладью вод; другие — яростно бросающимся на гранитные скалы белыми от пены валами волн; третьи видят Байкал присмиревшим от бурь и волнений, скованным тяжелым, гулко трескающимся от мороза льдом.
Красив и страшен Байкал в бурю!
Шум и грохот стоят над его берегами, когда разгуляется ветер. Вал за валом несутся волны на гранитные
 скалы и разбиваются о них в миллионы брызг, вздымающихся высокими столбиками. Зажатый в тисках скал, Байкал мечется, бурлит и пенится, точно гигантский кипящий котел, готовый вот-вот перелиться через край.
Глядя на бурный осенний Байкал, увлекающий с берега вместе с отступающей волной большие обломки скал, трудно представить, что он когда-либо может быть спокойным.
В тихую погоду Байкал совершенно иной. Летом случаются дни, когда на водной поверхности нет ни одной морщинки ряби. Тогда в ней, как в гигантском зеркале, отражается далекое нежно голубое небо, отчего кристально чистая байкальская вода становится еще прозрачнее и светлее.
Четко вырисовываются в воде ближайшие горы, над которыми почти всегда в такие дни вереницей тянутся ватные хлопья пушистых кучевых облаков, и все, что растет и живет на берегах озера,— могучие кедры, прямые мачтовые сосны, остроконечные пихты, кудрявые белоствольные березы. Ночью в тихом темном Байкале светлячками мерцают отражения звезд.
 Вот тихий Байкал ранним летним утром. Над ним поднимается голубоватая в лучах восходящего солнца дымка тумана, а на зеркальной глади лежат длинные тени деревьев. Лениво прогуливается по прибрежному песку орел-рыболов, время от времени посматривая на подплывающих к самому берегу рыбок... Низко-низко над самой водой с легким свистом крыльев пролетает стайка уток... Далеко над горизонтом чуть заметен дымок парохода... Всюду царит тишина, она умиротворяюще действует даже на коршуна, который со скалы наблюдает за быстро шныряющими по водной глади чайками.
Прекрасен и изменчив Байкал. Не случайно в бурятских легендах он изображается то ласковым и добрым, то гневным и свирепым. Много песен и легенд про него сложили народы. В них воспевается его могущество, суровая красота, удаль и бесстрашие первых поселенцев на его берегах.
В царское время берега Байкала считались местом ссылки. Сюда были сосланы декабристы В. К. Кюхельбекер, Н. А. и М. А. Бестужевы, -участники польского восстания 1863 г. И. Д. Черский, Б. И. Дыбовский, Ф. Ф. Годлевский и др., а также передовые революционно настроенные люди нашей родины, вынужденные уйти в подполье.
Сюда ссылались и на постоянное поселение. Царские жандармы надеялись, что суровая природа Прибайкалья сломит волю, разум, силы этих людей. Но они жестоко просчитались: честные, гордые, преданные общему делу борцы побеждали природу Прибайкалья.
Горные хребты Прибайкалья хранят огромное количество каменных строительных материалов. Здесь имеются месторождения слюды, талька, полудрагоценных камней, золота, угля и других полезных ископаемых. Воды  Байкала богаты рыбой. На берегах растет ценный строевой лес. Велико транспортное значение озера. Наконец, оно представляет собой гигантское естественное водохранилище; его водные массы, устремленные в Ангару, таят колоссальные потенциальные запасы гидроэнергии.
С использованием богатств Байкала и прилегающих к нему районов тесно связано развитие экономии Сибири. Но для этого важно знать закономерности  строения и многие специфические черты как самого Байкала, так и окружающей территории.
Многим известны очень большие глубины озера, своеобразие населяющего его воды животного мира, большинство представителей которого похоже на морских животных и встречается только в этом озере.
Но что такое Байкал — озеро или море? Если озеро, то почему в нем живут «морские» животные? Если море, то почему в нем почти совсем пресная вода?
Конечно, Байкал представляет собой гигантское пресноводное озеро, отделенное от ближайших морских бассейнов тысячекилометровыми пространствами суши. Но. как же тогда попали в него «морские» животные? Или в прошлом Байкал соединялся с морем? А может быть нет, и «морские» животные проникли совсем иными путями? Тогда какими и когда? Вот тут-то и возникает новый, самый волнующий вопрос: как и когда образовался Байкал?
Чтобы ответить на это, недостаточно знать только особенности современного Байкала.
Изучая геологическое строение берегов Байкала И Прибайкалья, ученые стремятся проследить весь сложный путь его исторического развития—от момента образования  до наших дней. Решение поставленной задачи имеет огромное практическое и научное значение.

 

ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ БАЙКАЛА

Разные народы издревле знали о Байкале, селились на его берегах или посещали их, создавали и хранили легенды о могучем исполине. Давным-давно народы дали имя озеру — «Байкал». Но происхождение этого слова было неизвестно, не ясно было, какому народу Байкал обязан своим наименованием.
Одни исследователи считали, что название Байкалу дали народы тюркского происхождения — якуты, которые будто раньше жили на берегах озера и лишь потом были оттеснены на север бурятами. Но многое говорит против этого. Не сохранилось преданий о борьбе якутов, ничего достоверного мы не знаем о их жизни на берегах.
Название «Байкал» напоминает сочетание тюркских слов «бай» и «кёль», что значит «богатое озеро».
Один из выдающихся исследователей  Байкала Г. Ю. Верещагин приводит и другое толкование названия «Байкал». Будто оно созвучно с монгольскими словами «бай» и «куль», что тоже означает «богатое озеро».
Действительно, Байкал — богатое озеро. Но ведь ни один из местных народов не называл и не называет Байкал озером. Все они считали и считают его морем. Например, тунгусы так и называют Байкал «Ламу», что значит -«море». Но и мнение о том, что название «Байгал» происходит от монгольских слов «бай» и «гал», означающие "богатый огонь», кажется мало обоснованным. Почему вдруг озеро называть богатым огнем? Да и произносится  по-монгольски не «Байгал», а «Баин-гал». Все это  заставляет отказаться от этого предположения.
 Академик Л. С. Берг в свое время писал: «Впервые русские прослышали про Байкал свыше трехсот лет назад, именно в 20-х годах XVII столетия. В одном из источников, относящемся к 1640 г., приводятся расспросные сведения о Байкале: озеро это называется здесь бурятским именем Байкал...»
Это утверждение, как показал Б. Р. Буянтуев, правильно. По данным советской исторической науки, народность буряты (аборигены Прибайкалья) сложилась на берегах великого озера. Буряты, а также монголы называют Байкал словами «байгал» «далай». Это название, по бурятским преданиям, идет из глубокой древности. «Байгал» означает «природный», «естественный», «натуральный», «существующий», а «далай» — «море».
«Байгал-далай», или «природное море», — вот где разгадка. Такое происхождение названия «Байкал» подтверждается и тем, что многие другие географические названия Прибайкалья — хребты, мысы, заливы — тоже бурятские и эвенкские, а не тюркские. Таковы, например, «Хамар-Дабан», или «хребет Нос», «Улан-Бургасы», или «Красная ива» и многие другие.
О славном озере-«море» знали и народы, живущие вдали от него. Первенство в этом, пожалуй, принадлежит древнему Китаю. До наших дней сохранилась древняя китайская рукопись, написанная за 119 лет до нашей эры. В ней, как и в других исторических памятниках Китая, Байкал именуется «Пехай», то есть «Северное море».
Из европейцев первым упоминает о Байкале знаменитый путешественник XIII в. Марко Поло.
Основная заслуга в изучении и освоении озера Байкал принадлежит русским землепроходцам, путешественникам и исследователям. В 1643 г. Байкал посетил Курбат Иванов, который вместе с 75 промышленниками и казаками был послан иркутским воеводой на юг для разведки новых земель.
Через два года атаман Василий Колесников с сотней казаков вышел из Енисейского острога и подошел к Байкалу в районе истока Ангары; спустя пять лет, в 1650 г., Василий Колесников сопровождает Ерофея Заболоцкого, направлявшегося в Китай и Монголию для установления дипломатических связей между этими странами и Московским государством.
В районе нынешнего селения Посольск, на восточном берегу Байкала, на посланцев напали буряты, натравленные местными князьками. Ерофей Заболоцкий был убит. В 1861 г. на этом месте был основан монастырь, названный Посольским, в память об убитом после.
В начале XVIII в. по указанию Петра I начинаются исследования Восточной Сибири, в частности Прибайкалья; возглавляет их Мессершмит.
Походы и исследования первых путешественников, предпринятые с целью освоения богатейшей территории Прибайкалья, положили начало дальнейшему изучению края. Они носили рекогносцировочный характер и, естественно, мало дали материала о самом озере. Систематическое изучение Байкала началось лишь после учреждения Академии наук (1725 г.).
Более или менее систематические и разнообразные сведения о Байкале и его фауне были собраны в XVIII столетии экспедициями Академии наук, изучавшими Сибирь и Дальний Восток. Так, академик Гмелин, руководивший Второй Камчатской экспедицией (1732—1748гг.), описал байкальского тюленя.
Экспедиция во главе со знаменитым натуралистом XVIII в. академиком П. С. Палласом посетила Байкал в 1771—1772 гг., она уже более серьезно знакомится с гигантским пресным озером-«морем». Паллас описывает своеобразную байкальскую живородящую рыбку-голомянку. Участник»экспедиции академик И. Г. Георги подробно описал байкальского тюленя и его промысел, изучал омуля, уловами которого гордится Байкал. Георги высказывает также некоторые предположения об образовании озера.
В это же время (в 1772 г.) штурман Алексей Пушкарев приступил к первой инструментальной съемке Байкала, и уже на следующий год была составлена 10-верстная карта всего озера Большой вклад в исследование озера внесли славные русские геодезисты Б. И. Копылов и его сотрудники, которые в конце XVIII в. сделали первые глубоководные промеры Байкала. Измерения больших глубин озера сыграли огромную роль в деле изучения промеров глубин других водоемов нашей страны. Это были первые в мире глубоководные измерения.
 К середине XIX в. имелись весьма интересные, хотя  еще далеко не полные, сведения об особенностях геологического строения, гидрогеологического режима и фауны Байкала. Так, в 1852г. в Прибайкалье работает Н. Г. Меглицкий; он изучает северо-западный берег озера.
В это же время здесь трудится П. Пежемский, опубликовавший в 1853 г. свои записки о байкальском рыбном промысле. В 1855—1857 гг. участник Сибирской экспедиции географического общества Г. И. Радде объехал вокруг Байкала. Ученый ошибочно утверждал, что придонная фауна водоема крайне бедна. В шестидесятых годах прошлого столетия замечательные исследования Байкала провели участники польского восстания 1863 г. Б. И.Дыбовский, И. Д. Черский, А. М. Чекановский, Ф. Ф. Годлевский, В. Ксенжопольский'. Бенедикт Дыбовский—адъюнкт кафедры зоологии Варшавского университета в 1865 г. вместе с другими участниками восстания был сослан в Забайкалье (селение Сиваково у г. Читы). Через два года его и Ф. Ф. Годлевского перевели в село Култук, на южном берегу Байкала. Здесь они начинают свои исследования сначала без всякой поддержки со стороны, а затем при очень скромной  материальной помощи Сибирского отделения Географического общества.
В суровые зимние месяцы 1869/70 г. они ставили на дно озера многочисленные ловушки с приманкой, в которые набивались различные животные. Постепенно они расширяют район работ от Култука до села Лиственичного (ныне Листвянки). Позже ученые покидают Байкал и изучают бассейн реки Амур и Дальний Восток с тем, чтобы установить связь животного мира озера с животным миром бассейнов Дальнего Востока. Спустя шесть лет они возвращаются на Байкал и работают в районе - истоков Ангары.
Исследования Дыбовского опровергли утверждение о бедности Байкала низшими животными, которое господствовало в науке после экспедиции Радде. Наоборот, отмечалось обилие в нем гаммарид, моллюсков, червей и других низших животных, причем впервые с полной явностью выявилось глубокое своеобразие байкальской фауны и резкое различие между ней и фауной окружающих Байкал водоемов. Так был установлен эндемизм, иначе — полное своеобразие и обособленность фауны Байкала от фауны других водоемов Сибири.
Дыбовский заложил основу для всестороннего изучения фауны и других особенностей природы этого своеобразного водоема. Им впервые произведены специальные промеры глубин по точно нанесенным на карту профилям, первые наблюдения о распределении температур воды на разных глубинах.
Плодотворно прошла деятельность И. Д. Черского, занимавшегося геологией Байкала и Прибайкалья. Труды этого ученого, не геолога по образованию, до сего времени являются образцом тщательного изучения на основе всестороннего анализа фактического материала.
В 1896—1902 гг. в Прибайкалье ведутся научные работы в связи с проектированием Кругобайкальской железной дороги. Большое внимание заслуживают геологические исследования академика В. А. Обручева, о чем будет  рассказано ниже, и гидрографические работы Ф. К. Дриженко, в результате которых была составлена карта побережья Байкала в масштабе 1 верста в дюйме. Кроме того, были сделаны многочисленные промеры глубин озера. Под руководством Ф. К. Дриженко создана лоция — физико-георафический очерк Байкала, которая до сих пор служит справочником для капитанов-водителей судов Байкальского бассейна.
В эти же годы, в связи с резким оскудением рыбных запасов в озере, экспедиция Киевского университета во главе с А. А. Коротковым, организованная на средства Министерства земледелия, исследует животный мир Байкала. Эти исследования дали обширный новый материал по фауне озера.
Местное население давно знало о нефтегазовых проявлениях на Байкале, о нефтяных пятнах на воде, выходах горючих газов, а также о месторождениях озокерита1. И вот в 1902 г. здесь начались первые буровые работы по поискам нефти и газа, которыми руководили инженеры В. Д. Рязанов и А. В. Арсентьев. Они не нашли серьезной поддержки, и вскоре из-за недостатка средств исследования были прекращены.
В 1916 г. на Байкале работала экспедиция Академии наук; перед yей стояла  задача  создать план более глубоких, стационарных исследований озера. В состав этой экспедиции входили Г. Ю. Верещагин, В. И. Дорогостайский, К. И. Мейер и др. В следующем году экспедиция зоологического музея Московского университета в составе Л. А» Зенкевича, Л. Л. Россолимо и И. И. Месяцева тщательно   обследовала, Чивыркуйский залива Материалы, собранные учеными, существенно дополнили имевшиеся ранее сведения о фауне Байкала.
Советский период в истории изучения гигантского водоема характеризуется всесторонним исследованием его с привлечением большого круга научных сил. С 1925 г. на Байкале начинаются широкие экспедиционные и стационарные работы. Группой научных сотрудников Академии наук СССР руководит Г. Ю. Верещагин.
Выдающуюся роль в развитии этих работ сыграла организация в 1928 г. Байкальской лимнологической станции Академии наук СССР. Станция начала свою деятельность в селе Маритуй, а затем ее перевели в Листвянку, где находится и в настоящее время. Исследования станции ознаменовали новый, весьма плодотворный период в познании животного мира Байкала.
Прекрасно оборудованная стационарная база позволила перейти к систематическому, долголетнему изучению фауны и флоры не только в качественном, но и количественном отношениях в самых различных участках о?»» В результате более чем двадцатипятилетних работ станции был собран богатый материал. Удалось глубже уз биологию, морфологию и распространение наиболее характерных животных Байкала; пополнились сведения о качественном составе байкальской фауны, число известных видов животных достигло тысячи.
Новые данные послужили материалом для оживленной дискуссии по вопросам происхождения байкальской эндемичной фауны, начавшейся еще со времени исследований Дыбовского и не закончившейся до сего времени. Важнейшие труды по этому вопросу принадлежат Г. Ю. Верещагину, Л. С. Бергу, М. М. Кожову, Д. В. Та-лиеву и Г. Г. Мартинсону.
Обширные данные о характере фауны, добытые в советский период, позволили сделать ряд серьезных обобщений, касающихся закономерностей вертикального и горизонтального ее распределения в озере, вопросов биомассы и продуктивности, вертикальных перемещений и сезонных изменений планктона 2, вопросов акклиматизации новых пород рыб и других важных проблем. В этом направлении большие работы проведены профессором М. И. Кожовым.
Значительны исследования Байкальской станции по гидрологии бассейна, морфологии его .берегов, над колебаниями (опусканием или поднятием) береговой полосы, по изучению химического состава воды, температурного и ледового режима озера. Большая заслуга в этом принадлежит Г. Ю. Верещагину.
Продвинулось вперед и изучение геологии Байкала и его берегов. Основные труды по геологии принадлежат академику В. А. Обручеву . и профессору Е. В. Павловскому, а по геоморфологии Прибайкалья — Н. В. Ду-митрашко. Ценные исследования проведены  также Н. А. Флоренсовым, Г. Е. Рябухиным, Б. А. Ивановым, М. М. Одинцовым, В. В. Ламакиным и другими.
В настоящее время работы по изучению фауны и геологии Байкала продолжаются, в них принимает участие большая группа ученых различных специальностей: зоологи, палеонтолога, географы, геоморфологи, геологи, петрографы, гидрогеологи, геофизики и др. Некоторые выводы этих работ, а также личные наблюдения автора положены в основу нашей книги.

ОБРАМЛЕНИЕ БАЙКАЛА

К северо-востоку от Восточно-Саянских гор широкой полосой протянулись горные хребты Прибайкалья; разделенные продольными межгорными понижениями-впадинами.
В глубокой древности многие из этих впадин — Гусиноозерская, Баргузинская, Верхне-Ангарская и другие— на всю ширину от хребта были заняты большими озерами. Об этом свидетельствуют толщи отложений, накопившиеся во впадинах. Лишь в самой большой и глубокой впадине — Байкальской — раскинулся огромный водоем.
Если взглянуть на Байкал, с очень большой высоты, перед взором предстанет огромная, продолговатая, зажатая между гор впадина. Гигантским слегка вогнутым на восток полумесяцем протянулась она далеко на север и северо-восток, в сторону Северо-Байкальского нагорья.
Горные хребты, обрамляющие впадину, то вплотную подступают к воде, то оставляют небольшие участки прибрежных низменностей. Поднимаются горы на 1000 - 2000 м. над уровнем воды в озере. Впадину окружают крутые местами обрывистые залесенные склоны хребтов, изобилующие осыпями и каменными потоками — курумами.
Узкие, ущельевидные, глубокие долины ручьев и рек, густо расчленяющие горные склоны, имеют круто падающее дно, нередко загроможденное каменистыми  обломками. Некоторые долины врезались на глубину 400— 600 и даже 800 м.
Водораздельные гребни массивные, мало расчлененные сглаженные. Они увенчаны закругленными каменистыми вершинами-гольцами. Высокие и узкие хребты имеют крутые зубчатые гребни, усаженные скалистыми пиками.
 Резкие формы горного рельефа наряду с девственной тайгой на склонах и ослепительно блестящими на солнце снежными шапками придают хребтам суровую живописность. В сочетании же с водными просторами Байкала они составляют картину редкой красоты.
С запада к Байкалу вплотную примыкает Приморский хребет, протянувшийся от Култука на север до реки Сармы. Отдельные вершины хребта достигают абсолютной высоты 1000—1300 м.
За долиной реки Сармы Приморский хребет переходит в Байкальский, отдельные вершины которого имеют высоту 2642 м над уровнем Мирового океана. Вершины хребта, совершенно лишенные растительности, четко выступают на горизонте. Среди них выделяется гора, носящая имя исследователя Байкала, Карпинского.
На юге хребет узок, его склон прижимается к самому озеру, круто обрываясь в студеную пучину вод. Далее к северо-востоку Байкальский хребет отходит от озера к Среднесибирскому плоскогорью. На севере его отчетливы следы былого оледенения: вершины типично альпийского характера (то есть они имеют вид скалистых, остроконечных вершин), гребень как бы изъеден карами, корытообразные долины — троги несут следы работы ледника, имеются скопления морен.
На юге и юго-востоке Байкал ограничен высоким хребтом Хамар-Дабан, который сначала тянется в широтном направлении, а потом резко поворачивает к северу. Высоты хребта достигают 2384 м. На восток от Хамар-Дабана протянулся хребет Улан-Бургасы, он резко отходит от побережья Байкала.
Севернее хребта Улан-Бургасы простирается другой хребет, Баргузинский, образующий восточный борт впадины озера. По формам рельефа он очень напоминает Байкальский хребет — те же гольцовые вершины, те же следы древнего оледенения. Высота хребта 2724 м.
Сложены Прибайкальские хребты породами: архейскими (древнейшими), представленными гнейсами , перекристаллизованными известняками, сиенит-гранитами  и различными сланцами; среди протерозойских (древних) , пород преобладают сильно кремнистые известняки и доломиты, встречаются белые кварциты, зеленые сланцы,  песчаники и конгломераты; кембрийские породы  известны лишь в некоторых пунктах на западном берегу Байкала.


Байкал собирает воды с огромной территории — в него впадают реки, начинающиеся далеко в горах северных широт, и на равнинах юга. Всего в озеро впадает более 300 рек и речек. Точное их количество неизвестно, так как в сухие годы число рек уменьшается, а в дождливое — соответственно увеличивается. Среди них есть крупные судоходные и сплавные реки, проникающие далеко, главным образом в таежные районы, но есть и мелкие, которые можно перейти. Наиболее крупная из рек, впадающих в Байкал,— полноводная Селенга, являющаяся главной артерией юго-восточной части Забайкалья.
Истоки реки Селенги находятся в степных просторах Монгольской Народной Республики. Миновав государственную границу, река широким потоком течет на расстоянии 415 км по территории Бурят-Монгольской АССР и впадает в Байкал. Она на большом протяжении судоходна; судоходны и ее крупные притоки Хилок и Чикой.
Селенге присуща одна удивительная особенность. В отличие от других впадающих в озеро рек, вода в которых > почти всегда чистая и прозрачная, вода в Селенге круглый год и особенно летом мутная.
Объясняется это тем, что в ее истоках — в степях Монголии резко континентальный климат, почти нет растительности, круглый год дуют сильные ветры. Ветры подхватывают мелкие песчинки, перетирают их в тончайшую пудру и разносят на большие пространства. Дождевые воды захватывают тонкую пыль и сносят в реки — притоки Селенги. Несмотря на сравнительно медленное течение Селенги, тонкие частицы пыли не оседают на дно и поток воды увлекает их в Байкал.
Мутность Селенги объясняется еще и тем, что река протекает по территории, где широко распространены суглинки лёссовидного характера.
Помимо степных притоков, в Селенгу впадает ряд мелких горных рек; бурные потоки их производят большую разрушительную работу и. переносят огромные массы песка и более крупных частиц. Одна часть этого материала отлагается в русле Селенги, а другая выносится в озеро, где частицы сначала разносятся волнами, а потом мало-помалу оседают на дно, образуя вблизи дельты реки широкое мелководье.
Так мутные воды реки Селенги несут в Байкал огромное количество взвешенных, мелких частиц, которые отлагаются в озере как в гигантском отстойнике. В результате этого процесса, длящегося тысячелетиями, Байкалу пришлось отступить в районе впадения реки далеко к западу.
 На месте обширного залива озера за счет принесенного материала образовалась ровная, огромная по площади низменность дельты; в настоящее время на ней раскинулись широкие угодья покосов, поля, несколько десятков населенных пунктов. Не каждый житель селений поверит, что некогда в далеком прошлом на этом месте, где стоит его дом, бушевали волны.
Следующий по размерам приток Байкала — река. Баргузин — имеет длину около 400 км. В верховьях она такая же спокойная, как и все реки равнины. Извиваясь, распадаясь на множество протоков, медленно течет река по широкой плоскодонной Баргузинской впадине до горной перемычки, которая отделяет впадину от озера. Достигнув ее, воды реки, быстро набирая скорость, несутся в сторону Байкала. В низовьях река уже похожа на горную реку — быструю, усеянную перекатами.
В чем тут дело? Оказывается, в далеком прошлом там,  где река текла тихо, спокойно по ровной плоской равнине Баргузинской впадины, существовало большое горное озеро, во многом напоминавшее современный Байкал, только не такое большое и глубокое. Оно, как и Байкал, со всех сторон было окружено хребтами: с северо-запада — Баргузинским, а с юго-востока — Икатским.
От Байкала озеро отделялось неширокой и не очень высокой горной перемычкой, как бы соединяющей эти хребты. В озеро впадали многочисленные реки и временные потоки, которые так же, как я современная Селенга, несли в него мельчайшие и крупные обломки горных пород.
Озеро походило на все другие, но уровень воды в нем менялся — то поднимался, то вновь опускался. Эти изменения уровня не случайны, и, по-видимому, были связаны с климатическими причинами; Первоначально они не оказывали сколько-нибудь существенного влияния на озеро — изменялась конфигурация его берегов, площадь водной поверхности. Но это длилось до тех пор, пока уровень воды был ниже горной перемычки, отделявшей озеро от Байкала.
Как только уровень воды стал несколько выше перемычки, озеро получило сток. Быстрые потоки воды вновь образовавшейся на месте стока реки начали делать свое дело,— русло реки все глубже и глубже врезалось в твердые кристаллические породы перемычки.
 Вспомним, какую колоссальную работу может совершить вода. Многие видели, как временные потоки весной или после дождя размывают крутые склоны, оставляя глубокие борозды балок и оврагов. Все знают, какие разрушения приносит вода, если она прорвет плотину.
Имеется мнение о том, что сток из Баргузинского озера образовался не от переполнения его водой, а от пропиливания рекой — притоком Байкала горной перемычки между ним и древним озером. Река текла в западном направлении (в сторону современного Байкала) и постепенно верховьем как бы пятилась назад, врезаясь в скалы хребта.
Постепенно жизнь древнего горного озера стала замирать: уровень воды медленно понижался, площадь из-за обилия взвешенного материала, приносимого в него реками, быстро сокращалась. В конце концов озеро исчезло, а на его месте осталось широкое ровное сухое дно. Впадавшие в него реки объединились в одну общую артерию—реку Баргузин. Кое-где на ровном дне Баргузинской котловины остались озерки — остатки некогда большого древнего озера.
Таково прошлое Баргузина, обусловившее его современные особенности.
История древнего озера, некогда занимавшего Баргузинскую котловину, подробным образом записана в его «геологической летописи», которой служит толща отложившихся на дне осадков. Сохранились и следы древних рек, впадавших в Баргузинское озеро, в виде речных, или так называемых аллювиальных, отложений. Буровые скважины прошли вплоть до древнего гранитного основания.
Столбики выбуренной породы метр за метром извлечены на поверхность; образцы детально описаны и изучены под микроскопом; по ним геологи проследили всю историю озера: выяснили, было ли озеро соленым или пресным; по отпечаткам растений и животных, обитавших в далеком прошлом, определили геологический возраст озера, по характеру осадков, обнаруженных на дне, можно установить его глубины.
Древнее озеро Баргузинской долины было пресноводным и неглубоким. Оно возникло геологически совсем недавно—в плиоцене, на заре появления человека.
В настоящее время на дне высохшего озера расположились многочисленные населенные пункты, раскинулись широкие поля и пастбища колхозов.
С севера в Байкал впадает другая крупная река — Верхняя Ангара. Она менее многоводна, чем Селенга и Баргузин, длина ее 439 км. Река протекает через две крупные впадины, обрамленные с запада на восток горными хребтами.
Первая впадина, или Верхне-Ангарская, сходна с Баргузинской котловиной. В прошлом она, по всей вероятности, также была занята озером, а затем получила сток в другую впадину — Нижне-Ангарскую.
Нижне-Ангарская когда-то, по-видимому, представляла собой врезавшийся далеко на север древний залив Байкала, который в течение длительного времени заполнялся наносами Верхней Ангары и превратился в низменную заболоченную равнину. Нижне-Ангарская впадина во многом напоминает участок дельты Селенги.
Другие впадающие в Байкал реки менее многоводны и менее примечательны; самые крупные из них — Кичера, Турка, Снежная, Голоустная имеют длину не более 170 км. Остальные реки небольшие, мелководные, но быстрые и бурные. Они начинаются со склонов хребтов, плотным кольцом окружающих озеро.
В Байкал несут свои воды много рек, вытекает же из него единственная река — Ангара. Но она очень многоводна, так как из озера выносится столько воды, сколько поступает. Выпадение атмосферных осадков и испарение с поверхности озера играют сравнительно меньшую роль.
Полноводными потоками несет Ангара байкальские воды от южной части озера на север к городу Иркутску, а затем еще дальше в Енисей. В месте истоков Ангары горы как бы расступаются, и в эти широкие природные ворота устремляется река.
Некоторые ученые предполагали, что уровень воды в Байкале был значительно выше и в какой-то момент воды перелились через хребет, пропилили его и постепенно образовали долину Ангары. Доказательством более высокого уровня считали террасы на берегах озера.
Исследования, проведенные академиком В. А. Обручевым, показали, что для четвертичной' истории Прибайкалья характерны вертикальные движения земной коры:
одни участки берегов Байкала совсем недавно поднимались с неодинаковой скоростью, а другие опускались на разную глубину. Оказалось, не столько Ангара пропилила горы в своем истоке, сколько горы поднялись над долиной реки.
Представления о былом высоком уровне воды в озере опровергаются новыми данными. В настоящее время ученые склонны утверждать, что уровень воды в целом довольно постоянный.
Террасы на больших высотах наблюдаются не по всей окружности побережья, а лишь на некоторых участках. Их образование объясняется вертикальными движениями земной коры.
В истоках Ангары имеется небольшой скалистый островок, который называют Шаманским камнем. С ним связана старая бурятская легенда. Будто бы у седого Байкала было 336 послушных жен-рек и лишь одна непослушная дочь—Ангара, влюбленная в красавца Енисея. Когда Ангара убежала к своему возлюбленному, седой старик бросил ей вслед огромный камень.
С этим камнем связана и другая, более современная легенда. Как пишет Г. Ю. Верещагин, местные жители полагают, что именно Шаманский камень сдерживает воды Байкала. Не будь его, в Иркутске было бы наводнение. Эта легенда основана на том, что в годы больших наводнений (1932 г.) Шаманский камень почти заливался  водой.
Но дело здесь, конечно, не в обломке скалы, а в уровне самого Байкала. Судьбу маленького островка можно предугадать — рано или поздно его уничтожил бы мощный поток вод Ангары, если бы в жизнь реки не вмешался человек. Люди решили укротить быструю, сильную Ангару! И вот в районе Иркутска строится плотина первой Ангарской ГЭС.
Недалек тот день, когда реке придется смириться со своей новой судьбой. Перепруженная мощной плотиной, она больше уже не станет так щедро и бесполезно расточать колоссальную энергию, способную уничтожить целое -горное сооружение.
Медленным полноводным потоком потекут ее воды к плотине, а затем устремятся к лопастям мощных гидротурбин,, сопряженных с электрогенераторами. По толстым медным проводам через горы, равнины и леса побежит энергия Ангары в далекие города и села Сибири; ярким светом вспыхнут миллионы электрических лампочек в нетронутой тайге, заработают электромоторы тракторов и электровозов.
А что же станет с маленьким островком — Шаманским камнем, который еще штурмуют сильные потоки Ангары? Островок сам по себе, как уцелевшая скала, останется на века. Он уйдет под воду, и о него больше не будут разбиваться быстрые потоки реки: воды Ангары медленно потекут над ним, укрыв камень от других разрушительных сил — солнца, мороза, ветра-Реки Байкала — большие и малые, спокойные и бурные имеют большое народнохозяйственное значение — это колоссальный источник гидроэнергии, одного из главных богатств Прибайкалья.
Велико и транспортное значение рек. Главные из них— Селенга, Верхняя Ангара и Баргузин судоходны. По ним в летние месяцы установлено регулярное движение пассажирских и грузовых пароходов. Так, по Селенге пароходы направляются даже в Монгольскую Народную Республику. Многие несудоходные реки, такие, как Турка, Кика, Снежная, используются для лесосплава. Сплав леса ведется молькой, то есть по одному бревну. В устьях бревна вылавливаются, зимой связываются в большие плоты-«сигары», которые пароходы буксируют по Байкалу до ближайших портов — железнодорожных станций. Отсюда по железной дороге лес доставляется на многие стройки нашей Родины.
Крупные байкальские реки богаты рыбой. В них водятся ценные сорта лососевых рыб — хариусы, ленки, таймени, сиги.

 

* * *

Климат Прибайкалья, расположенного в центре самого большого материка Земли, резко континентальный. Ему свойственны и малоснежная, суровая зима сибирской тайги, и жаркое засушливое лето монгольских степей. Зимой здесь чувствуется влияние верхоянского полюса холода, а летом — гобийской пустыни.
Температура воздуха и количество осадков в Прибайкалье различны в зависимости от широты и высоты местности. В целом среднемесячная температура июля около 20°, а января ниже 25°; годовая сумма .осадков на севере менее 300 мм, в то время как на юге их выпадает более 500 мм.
Покрытые лесом горные хребты, порой все лето увенчанные нетающими снегами, задерживают большую часть влаги, а межгорные котловины со степной растительностью бедны осадками. Летом в них душно и знойно, а зимой при солнце и голубом небе морозы мало чем уступают верхоянским. И это на широте Харькова или Воронежа!
Но главная причина, определяющая местные особенности климата районов, непосредственно примыкающих к озеру,— сам Байкал. Прежде всего сказывается его умеряющее влияние. Из-за большой массы воды в озере, которая не успевает прогреться в течение лета и остыть в течение зимы, климат байкальских берегов отличается от резко континентального Иркутской области и Бурят-Монгольской АССР. Поэтому годовая амплитуда температуры, например, в Листвянке составляет лишь 29,6°, тогда как в Улан-Удэ она больше 45°.
Лето на Байкале прохладное, а зима мягче, нежели в отдалении от него. В июле на побережье температура на 5—6° ниже, а в декабре, наоборот, на 10° выше, чем, например, в Иркутске. Иногда эта разница температур бывает еще большей. Так, в обычный летний день по Иркутск можно прогуливаться без пальто, а в то же время на Байкале, который находится всего лишь в 60 км от города, приходится надевать теплую одежду или телогрейку, особенно в дни, когда ветер дует с Байкала.
Интересно отметить, что влияние Байкала значительно даже зимой, когда его поверхность скована льдом. Г. Ю. Верещагин полагает, что это связано не только с температурой воды, но и с выделением тепла в процессе образования льда.

 

 

* * *

 

Прибайкалье в основном таежная, лесная сторона, и лес одно из богатств края; высокий корабельный лес издавна снискал себе заслуженную славу. Участки степей, кустарниковых зарослей, высокотравных лугов занимают сравнительно меньшие площади.
 Леса произрастают и по берегам Байкала, местами подступая к самой воде, и в долинах рек, и высоко на склонах горных хребтов. Высота верхней границы распространения леса в горах не одинакова. На склонах Байкальского хребта лес поднимается на высоту 2 000 м и среди него выступают лишь отдельные гольцовые вершины. На севере же, в Северо-Байкальском нагорье, леса едва достигают высоты 1 300 м, гольцы занимают обширные площади.
Побережье Байкала почти на всем 2 000-километровом протяжении покрыто густыми лесами. В некоторых местах сохранилась первобытная тайга. Высокие склоны хребтов покрыты разнообразной горнотаежной растительностью. Высоко в небо устремляют свои стволы могучие сосны, кривые лиственницы развесили лохматые ветви. Ниже них произрастают ель, кедр и темно-зеленая с белесыми стволами пихта.
Вершины гольцов по верхней границе леса окаймлены густыми зарослями кедрового стланика. Отдельные стелющиеся ветки этого деревца тесно переплетаются между собой, образуя сплошное очень замысловатое кружево из ветвей, через которое невозможно пройти, не споткнувшись. Выше зарослей стланика — кустарники и мхи.
Местами тайга расступается и появляются веселые поляны, заросшие редким березовым лесом и густой, в рост человека, травой; иногда они сплошь усеяны кустами дикой красной смородины, среди которой почти всегда можно видеть нежные пионы с большими розовыми цветами.
У самого берега Байкала растут и сосны, и пихты, и ели, и березы, и осины. Кустарники образуют непролазные заросли.
В лиственничных лесах много багульника с его специфическим «болотным» запахом, в лесах и по берегам озера масса ягод, особенно голубики, брусники и черники, попадаются также земляника и клюква.
Резким контрастом с могучей тайгой выделяются привольные степи, раскинувшиеся в средней части западного побережья озера и на острове Ольхон. Местами степи сплошь покрыты полынной растительностью. Вероятно, появление степей объясняется тем, что здесь выпадает минимальное количество осадков (например, на острове Ольхон) по сравнению со всей Восточной Сибирью.

 

* * *

 

Животный мир байкальских берегов богат и разнообразен. Прежде всего нужно отметить обилие пушного зверя. Ведь именно ценная пушнина привлекала в Прибайкалье первых поселенцев. И сейчас во множестве распространена белка, встречаются соболь, колонок, горностай, росомаха, барсук, рысь, бурый медведь. Особенно ценятся шкурки черного байкальского соболя, численность которого в дореволюционные годы из-за хищнического промысла быстро падала. В советское время на северо-восточном побережье Байкала, в Баргузинской долине, создан крупнейший в мире соболиный заповедник. Баргузинский соболь обладает красивым мехом и разводится в разных районах Советского Союза.
Из других зверей в Прибайкалье повсюду встречаются бурундуки, заяц-беляк, кабаны, лоси, сибирские косули. Некоторые из этих животных имеют промысловое значение.
В лесах известно около 400 видов птиц. Охотники промышляют глухаря, тетерева, рябчика, уток, гусей.
Таковы черты природы сурового и прекрасного обрамления Байкала.

 

ОСОБЕННОСТИ ПРИРОДЫ БАЙКАЛА

Озеро Байкал — самое глубокое озеро мира. Его максимальная глубина 1741 м, но, по данным последних промеров, она превосходит эту цифру. Само по себе оно замечательно — впадина почти двухкилометровой глубины, да еще обрамленная двухкилометровыми хребтами!
Для сравнения приведем данные о других глубочайших озерах мира. Максимальная глубина Большого кратерного озера в США достигает лишь 610м, озера Иссык-Куль — 702 м/ Каспийского моря — самого большого озера на земле — 980 м, озера Танганьика в Центральной Африке— 1435 м; но все они значительно уступают Байкалу.
Байкал — не только глубочайшее, но и крупнейшее среди всех пресноводных озер мира. Площадь его равна 30 500 кв. км, а объем водных масс 23 000 куб. км. Г. Ю. Верещагин так образно рассказывает о полноводии озера: «...если бы река Ангара текла непрерывно с постоянными расходами воды, то потребовалось бы более 400 лет для того, чтобы через нее вытекло все количество воды, находящееся в Байкале, при условии, что в Байкал не поступало бы в течение этого времени никаких водных масс».
Уровень Байкала приподнят на 455 м выше уровня моря и около 160 м над долиной Енисея близ устья Ангары. Порожистая и бурная, она стремительно несет к Енисею студеные байкальские воды; Скорость их у истоков достигает 13 км в час, у Иркутска около 10 км, а у устья 4 км в час.
Сам же Байкал — прежде всего гигантский водный резервуар, неисчерпаемый источник гидроэнергии, потенциальные запасы которой огромны; их достаточно для того, чтобы вырабатывать несколько десятков миллиардов киловатт-часов электроэнергии в год.
Байкал представляет собой как бы природную лабораторию, в которой могут быть изучены процессы, происходящие в пресных водах на максимальной глубине. Условия обитания органического мира в нем в какой-то мере сходны с морскими, и отчасти поэтому в озере живет эндемичная фауна, то есть животные, большинство представителей которых свойственно только Байкалу и не встречается нигде в мире.
Проблема происхождения байкальской фауны давно занимает умы ученых и до сего времени до конца не решена (подробнее об этом расскажем в следующей главе).
Одна из интереснейших загадок Байкала — нефтеносность и газоносность. То там, то здесь на поверхности воды плавают характерные нефтяные пятна, по берегам встречаются выходы газа. Хотя люди давно обратили внимание на эти явные признаки нефтеносности и ученые многих специальностей стремились разрешить загадку, природа и происхождение байкальской нефти и газа пока не выяснены.
Обычно нефть и газ в природе находятся в осадочных породах, в которых они образовались из органического материала — остатков животных и растений. Но на Байкале нефть наблюдается в трещинах древнейших кристаллических пород — гнейсах. В них же встречается озокерит. Байкальский озокерит называют байкеритом.
Бесспорно, эта нефть попала в кристаллические породы путем перемещения (миграции) из каких-то осадочных пород. Но каких? Еще не установлено. Любопытно и то, что спутником ее и газов является теплая вода глубинного происхождения, циркулирующая с нефтью по трещинам.
Нефть и газ, встречающиеся не в осадочных породах, ставят перед исследователями очень интересную и загадочную проблему происхождения их вообще. Байкальские нефтяные проявления и байкальская нефть интересны именно тем. что они необычны, а необычное очень часто проливает свет на некоторые скрытые стороны привычных явлений,— именно поэтому они привлекают к себе внимание ученых.
В последние три года химик В. Г. Пуцилло детально исследовала химический состав байкальской нефти и сравнила его с анализом битумов  мезозойских отложений Забайкалья, нефтей Восточной Сибири и Монголии. Она пришла к заключению, что нефть Байкала имеет свой специфический состав, отличный от состава указанных нефтей.
Некоторые геологи, пытаясь возродить старые представления, утверждали, что байкальская нефть неорганического происхождения. Но это опровергается работами В. Г. Пуцилло: если бы она была неорганического происхождения, то не содержала так называемых пироловых соединений, образующихся из органических веществ и разлагающихся при высокой температуре. В целом же эта проблема еще далеко не решена и происхождение байкальской нефти остается загадкой природы.
Много своеобразного и интересного в геологическом строении Байкала. До сих пор не выяснено, как и когда образовалась глубочайшая впадина, которая продолжает развиваться и в настоящее время, Между тем разрешение этих вопросов имело бы большое значение для познания происхождения не только байкальской впадины, но и ряда других впадин Забайкалья, возникших в сходных условиях.
Байкал интересен как водоем для изучения процессов накопления осадков: обломков горных пород, вносимых реками, и химических веществ, выпадающих из водных растворов. А это поможет понять характер осадконакопления в минувшие геологические времена, происхождение осадочных пород и связанных с ними полезных ископаемых.
Расскажем теперь подробнее о самом Байкале. Озерная «ванна», или гигантская котловина, ныне залитая водой, сама по себе трудный и интересный объект изучения. Если бы удалось освободить Байкал от воды, то взору открылась бы довольно сложная картина: глубокие впадины чередуются с хребтами, вершины которых представляют современные острова; плоские платообразные повышения сменяются обширными котловинами.
Путешествуя по осушенному дну Байкала, можно было узнать о многих интересных чертах его строения. Сейчас все это скрыто мощным слоем воды, местами толщина его почти два километра. Как ни были прозрачны байкальские воды и ни малы глубины озера по сравнению с многокилометровыми глубинами океанических впадин, которые люди измеряют и изучают, Байкал все же не открыл исследователям своих тайн. Конечно, представление о строении и рельефе дна озера все более уточняется.
Байкал делится на три крупные впадины: южную, среднюю и северную.
Южная впадина простирается вплоть до устья реки Селенги. Максимальная ее глубина 1473 м, а средняя — 810 м; у южной впадины, как и у других двух, круты западные склоны, а восточные пологи. Дно южной впадины неровное: имеется ряд пониженных и повышенных участков. На большой площади юго-западной части котловины, близ Култука, дно плоское, а в северо-восточной со дна поднимаются обособленные возвышенности, разделенные небольшими котловинами. Одна из таких возвышенностей, находящаяся напротив Посольска, обнаружена еще в 1876 г. Б. И. Дыбовским и Ф. Ф. Годлевским. Ученые приняли ее за подводный хребет, пересекающий озеро.
Впоследствии оказалось, что это — обособленное поднятие дна и оно не имеет связи с берегами. В. В. Ламакин эту возвышенность назвал Посольской банкой, глубина озера в ее области не превышает 34 м.
Повышенные участки дна впадины в виде валов различной величины сложены обычно осадочным материалом — илом или мелкозернистым песком, принесенными в Байкал Селенгой. Если бы возможно было убрать этот материал, то дно южной впадины приобрело бы совершенно иные очертания.
Далее к северу, за широкой подводной возвышенностью, сложенной наносами Селенги, располагается средняя впадина Байкала. Дно более или менее ровное, местами плоское. Максимальная глубина этой впадины 1741 м, а средняя—803 м.
Не так давно большинство ученых вслед за Г. Ю. Верещагиным предполагало, что от северной оконечности острова Ольхон к Ушканьим островам и далее к мысу Валукан протягивается поперечный так называемый Академический хребет. Будто бы здесь в пучины Байкала погрузился горный хребет, вершины которого представляют собой Ушканьи острова.
С мнением о существовании потонувшего хребта, соединявшего остров Ольхон с полуостровом Святой Нос, перекликается древняя бурятская легенда. В ней описывается переход Чингисхана от Святого Носа на Ольхон через хребет, ныне погруженный в воды озера. По мнению В. В. Ламакина, единого хребта, пересекающего Байкал, здесь, как и в пределах Посольской банки, нет. В районе Ушканьих островов и к западу от них находится обособленный кряж, названный им Ушканьим порогом. Этот порог не связан ни с берегами, ни с островом Ольхон и полуостровом Святой Нос, которые геологически представляют собой осколки берегов Байкала. Ушканий порог не погрузился в воды озера, а наоборот, сравнительно недавно поднялся с его дна; но террасам склонов Ушканьих островов можно судить об этапах этого поднятия.
Так или иначе граница между средней и северной впадинами существует в виде значительной возвышенности на дне.
К северной впадине относят и Малое море — часть озера, отделенная островом Ольхон. Максимальная глубина северной впадины 912 м, средняя—564 м. Рельеф дна сглаженный.
Примечательны и разнообразны берега впадины. Как справедливо отмечал Г. Ю. Верещагин, здесь можно видеть и изучать различные их формы и процессы формирования. Нередко совершенно ровные берега тянутся на многие километры, а отвесные скалы высотой в десятки метров обрываются прямо в Байкал.
Такие прямолинейные скалистые участки часты на северо-западе, а также на востоке между Сосновкой и Чивыркуйским заливом. Прямизна обычно присуща той части берега, которая по своему направлению совпадает  с простиранием горных хребтов, ограничивающих Байкальскую впадину, и лишь скопления наносов или размывающее действие прибоя нарушают эту ровность. Участки же берегов, направленные поперек простирания основных хребтов, отличаются крайней изрезанностью, например около пролива Ольхонские ворота или у южного берега Баргузинского залива.
Значительные изменения в конфигурации берегов Байкала объясняются также привнесем в него обильного обломочного материала горных пород (глинистых частиц, песка, гравия, галек), оседающих на дно в местах, где резко меняется скорость течения водного потока. У впадения в озеро многих рек образуются намывные низменные участки суши—дельты, самая крупная из которых у реки Селенги.
Огромным, пронизанным многочисленными протоками полукругом дельта далеко вдается в Байкал. Площадь ее из года в год увеличивается, неотступно отвоевывая у Байкала все новые участки; скорость нарастания значительна. В этом легко убедиться, сравнивая карты съемки 1900 г. с картами последних лет. Например, в районе селения Харауз с 1900 г. по 1942 г. дельта выросла на полкилометра, а в некоторых местах еще больше.
Значительны дельты в устьях и других рек: Сармы, Бугульдейки, Тыи, Голоустной и др. Однако не все впадающие в Байкал реки образуют дельты. Нет их, например, у Баргузина, Кики, Турки, у них не происходит никакого наращивания берегов из наносов. Наоборот, наблюдается интенсивное размывание некоторых участков. Вносимый реками обломочный материал не оседает на дно тут же близ устья, а разносится течениями и прибоем вдоль берегов.
Массу обломочного материала приносят временные потоки, и там, где они впадают в озеро, появляются своеобразные конусы из песка, гравия и галечников. Большинство живописных байкальских мысов и представляет собой такие конусы выноса. Есть мысы длиной до 7—8 км. Некоторые из них сохраняют присущую конусам выноса форму полукруга, другие же под действием прибоя претерпевают большие изменения.
Под действием прибойных волн происходит перераспределение привносимого материала вдоль берегов, в результате чего береговая линия меняется — местами она выпрямляется: там, где скапливаются наносы, первоначально возникают отмели, а затем длинные песчаные полуострова и острова. Между ними образуются наносные перемычки, типичные из них наблюдаются на отдельных мысах Малого моря, которые в конце концов отрезают от Байкала заливы, получившие название соров. Некогда такие соры почти нацело были отделены и представляли собой заливы и бухты Байкала.
По степени связи с открытым озером различают три основные группы соров. К первой относятся те, которые потеряли всякую связь с Байкалом, то есть превратились в самостоятельные, изолированные сплошной песчаной перемычкой озера. Их воды по температуре, количеству солей и растворенных газов резко отличаются от вод открытого Байкала, поэтому растительный и животный мир также иной.
Во вторую группу входят соры, которые с озером соединены лишь узкими проливами. По ним, в зависимости от направления ветра, байкальские воды то проникают в сор, то обратно выносятся в озеро.
Наконец, третью группу составляют соры, хорошо связанные с озером широкими проливами. На солевой состав, температуру, насыщенность воды этих сор открытый Байкал оказывает большое влияние.
Во многих сорах Байкала в настоящее время разводят ценного зверька ондатру — у нее красивый и прочный мех.
Наиболее крупные заливы третьей группы—Баргузинский, Чивыркуйский, Посольский на восточном берегу. Даже здесь вода как по химическому составу, так и по температуре заметно отличается от воды Байкала. Эти заливы мелководны и менее подвержены волнениям и бурям. Животный мир крупных соров и бухт, как мы расскажем дальше, тоже сильно разнится от фауны открытого Байкала.
Большинство заливов, по-видимому, возникло одновременно с озером. Но один из них образовался недавно, зимой 1852 г. После сильного землетрясения большой участок суши, площадью около 200 кв. км, в районе дельты реки Селенги очутился под водами Байкала. В память об этом событии обширный залив, волны которого разгуливают над погрузившейся сушей, назван Провалом. Подобных опусканий земной коры история знает мало. К величайшему сожалению, к месту возникновения Провала ученые приехали слишком поздно — только лишь через два года. Многие детали этого природного явления ускользнули от исследователей.
 Из байкальских полуостровов выделяется Святой Нос, далеко вдающийся в озеро. Гористый полуостров занят двумя параллельными горными хребтами, высшая их точка достигает 1877 м абсолютной высоты. Хребты, поднимающиеся близ восточного берега, причленены к нему уяузким низменным перешейком. Остальные полуострова мелкие; они образованы главным образом вдающимися в озеро отрогами хребтов, имеющими вид мысов. Многие такие мысы со скалами причудливых очертаний весьма живописны.
 Среди обширной водной поверхности озера насчитывается до 47 островов. Почти все они очень маленькие и настолько, что едва возможно их обозначить на мелкомасштабной карте. Но два из них большие — это остров Ольхон и остров Большой Ушканий.
Ольхон находится почти в центре озера, несколько ближе к западному берегу. Он самый крупный на Байкале, площадь его равна 722,4 кв. км. Сложен Ольхон, как и окружающие Байкал хребты, древнейшими архейскими и протерозойскими породами.
Ольхон почти лишен лесной растительности: деревья ни его всхолмленной поверхности встречаются лишь кое-где.  В одиночку или небольшими группками ютятся они у крутых склонов высот или в ложбинах, их совершенно нет на склонах, обращенных к западному берегу Байкала. Довольно редки и кустарники, не везде растет степное разнотравье.
Непонятная на первый взгляд бедность Ольхона растительностью объясняется его географическим положением. На острове часто дуют огромной силы ветры, которые не позволяют растениям прижиться на поверхности острова, особенно на западных склонах.
Осадков на Ольхоне и на ближайших участках западного берега Байкала немного. Они приносятся главным образом западными и северо-западными ветрами, которые задерживаются высоким Приморским хребтом. Здесь и выпадает основная масса осадков, а на долю острова и прилегающего побережья их остается очень мало. Этот район находится как бы в «дождевой тени».
Большой Ушканий остров расположен недалеко от Ольхона. Длина его 5 км, ширина 3 км, вершина поднимается на 216 м над уровнем озера, сложен архейскими и протерозойскими породами, но по внешнему виду сильно отличается от Ольхона.
Большой Ушканий лежит ближе к восточному берегу, и прежде чем достичь его, западные ветры проходят значительное расстояние над водной поверхностью и увлажняются. На остров они приносят значительное количество осадков. Здесь довольно богатая растительность, и издали остров представляется зеленой, сплошь облесенной горой.
Большая площадь острова покрыта девственной лиственничной тайгой, а вершина сосновым лесом. Здесь встречаются стройные осины, кудрявые березы и тонкие рябины. Наряду с обилием кустарника они придают островной тайге особый колорит. Изолированность острова и своеобразный климат благоприятствовали образованию здесь новых форм растительного мира. Многие деревья имеют только им присущие признаки.
Впервые особенности леса Ушканьих островов отметил академик В. Н. Сукачев, посетивший их в 1914 г. Сравнительно недавно эти исследования были продолжены В. В. Ламакиным.
На Большом Ушканьем острове произрастает два вида березы: бородавчатая и пушистая. Бородавчатая береза выделяется темным цветом коры, глубокой и острой зубчатостью  листьев; эти признаки характерны для «ушканьей» березы и отличают ее от обыкновенной. У местной осины по сравнению с обыкновенной не округ
 лые листья, а конец их несколько оттянут и заострен. «Ушканья» сосна тоже необычна по сравнению с растущей на побережье Байкала. Нижняя часть ее ствола несколько утолщена.
Особенно великолепны на острове лиственницы. Это в основном вековые300-летнде деревья. Своей высотой и прямолинейностью ствола" они отличаются от лиственниц не только европейской части Союза, но и даже Восточной Сибири.
Могучий лес поражает гордой красотой. Изредка царящую на острове тишину нарушает мерный стук дятла.
Сизые ягоды голубики, яркая красная смородина, сочная брусника, ароматный шиповник, ромашка, розовая гвоздика составляют пестрый нежный ковер. А сколько грибов: груздей, пестрых сыроежек, подосинников с красными шляпками, и, наконец, король грибов — белый гриб.
Расскажем теперь о водах гигантского водоема и его гидрологическом режиме.
Вода Байкала отличается большой прозрачностью: во многих местах через ее толщу можно видеть дно даже там, где глубина превышает 40 м.
Байкальская вода пресная, солей в ней содержится очень мало. Сухой остаток, получаемый после выпаривания воды, равен лишь 0,1 грамма на литр; в литре
 океанской воды содержится 35 граммов солей, в Балхаше сухой остаток составляет 1,2—5,2 грамма, в Иссык-Куле 5,8 грамма на литр.
В байкальской воде растворены соли кальция и магния, ничтожное количество хлора, железа почти нет. Все это делает ее приятной на вкус и мягкой. Благодаря малой минерализации и ничтожному содержанию органических веществ эта вода иногда используется как дистиллированная, что особенно подчеркивает несоответствие ее с населяющей озеро фауной, которая обычно обитает в соленой морской воде.
Температура воды открытого Байкала круглый год низкая и на глубине довольно постоянная. Наивысшая температура бывает в августе; на некотором удалении от берега в верхнем слое она достигает 9—10°, а у самого берега несколько выше. Начиная с глубины 200 м температура понижается до 5—6°, на глубине 900 м — до 3—4°, а 1600 м—до 3°. Зимой Байкал замерзает целиком, за исключением истоков Ангары. В южной части покрывается льдом обычно в конце декабря — начале января, а вскрывается в конце апреля — начале мая, но в разных районах сроки замерзания сильно колеблются..
Таяние льда также происходит в различное время и неодинаково на отдельных участках. Менее устойчивы те участки, где наблюдаются подводные выделения горячих вод, газа и нефти. Если в этих местах пробить лед, то наружу с большой силой вырвется вода, газ и, наконец, густая масса нефти. Горячие ключи часто встречаются на берегах и далеко от них на водной поверхности. Выходы нефти и газа  прослеживаются на 850—1500 м от восточного берега озера. Иногда с нефтью всплывают кусочки озокерита. Интересно отметить, что в отдельные годы даже в начале лета значительные площади Байкала на два-три дня покрываются тонкой корочкой льда. Обычно это связано с горнодолинными ветрами, охлаждающими поверхность озера.
Торосистость на Байкале также объясняется частыми сильными ветрами. Здесь наблюдаются живописные ледяные торосы — иногда в виде двух-трехметровых нагромождений льдов, но чаще небольшие, до полуметра, образующиеся вдоль трещин при вспучивании и нажимах льдин, гонимых ветром. В одни годы торосы покрывают более 3/4 площади озера, в другие — едва 1/4.
 Еще одна из существенных черт природы Байкала — это его ветры и неразрывно связанные с ними волнения.
По силе и направлению ветры здесь весьма разнообразны, но их возникновение так или иначе связано с озером, со строением его впадины, берегов. Одни носят характер бризов, обусловленных разницей температур воздуха над водой и окружающей местностью, другие представляют собой типичные горнодолинные ветры, а третьи связаны с нисходящими токами воздуха и переваливают через окружающие Байкал хребты, то есть по существу подобны фенам.
Нередко над просторами Байкала ветры достигают исключительной силы, особенно дующие вдоль озера. Тогда зажатая между горными хребтами байкальская впадина превращается как бы в гигантскую аэродинамическую трубу, в которой бушует ураган.
Наиболее сильные штормы бывают в октябре— ноябре. В начале весны ветры настолько слабы, что не вызывают волнения. Летом же преобладает штилевая погода и умеренные волнения, но иногда случаются довольно значительные бури.
Различные ветры на Байкале имеют свои особенности. Так, в районе Ольхона нередко разыгрывается «сарма» — порывистый ураганный ветер, дующий с северо-запада, из долины, носящей такое же название. Начинается «сарма» обычно неожиданно, буквально за минуту ветер сменяется ураганом, иногда со скоростью 40 м/сек. Он особенно опасен в районе Малого моря.
Нередко «сарма» была причиной гибели не только рыбацких лодок, но и крупных судов и даже караванов барж, которые разбивались о гранитные скалы. Поэтому при «сарме» пароходы не заходят в Малое море.
Вдоль Байкала с севера дует «ангара», или «верховик», с юга — «култук», или «низовик». «Верховик», имея большую длину разгона над водной поверхностью, часто вызывает штормы, не менее опасные для судоходства, чем «сарма». Поперек Байкала из долины реки Баргузин дует одноименный ветер.
На озере часты туманы, обусловленные большой разницей температур между байкальской водой и воздухом. При этом котловина озера превращается как бы в огромную чашу, порой на одну треть заполненную молочно-белой густой пеленой тумана.
дно тут же близ устья, а разносится течениями и прибоем вдоль берегов.
Массу обломочного материала приносят временные потоки, и там, где они впадают в озеро, появляются своеобразные конусы из песка, гравия и галечников. Большинство живописных байкальских мысов и представляет собой такие конусы выноса. Есть мысы длиной до 7—8 км. Некоторые из них сохраняют присущую конусам выноса форму полукруга, другие же под действием прибоя претерпевают большие изменения.
Под действием прибойных волн происходит перераспределение привносимого материала вдоль берегов, в результате чего береговая линия меняется — местами она выпрямляется: там, где скапливаются наносы, первоначально возникают отмели, а затем длинные песчаные полуострова и острова. Между ними образуются наносные перемычки, типичные из них наблюдаются на отдельных мысах Малого моря, которые в конце концов отрезают от Байкала заливы, получившие название соров. Некогда такие соры почти нацело были отделены и представляли собой заливы и бухты Байкала.
По степени связи с открытым озером различают три основные группы соров. К первой относятся те, которые потеряли всякую связь с Байкалом, то есть превратились в самостоятельные, изолированные сплошной песчаной перемычкой озера. Их воды по температуре, количеству солей и растворенных газов резко отличаются от вод открытого Байкала, поэтому растительный и животный мир также иной.
Во вторую группу входят соры, которые с озером соединены лишь узкими проливами. По ним, в зависимости от направления ветра, байкальские воды то проникают в сор, то обратно выносятся в озеро.
Наконец, третью группу составляют соры, хорошо связанные с озером широкими проливами. На солевой состав, температуру, насыщенность воды этих сор открытый Байкал оказывает большое влияние.
Во многих сорах Байкала в настоящее время разводят ценного зверька ондатру — у нее красивый и прочный мех.
Наиболее крупные заливы третьей группы—Баргузинский, Чивыркуйский, Посольский на восточном берегу. Даже здесь вода как по химическому составу, так и по температуре заметно отличается от воды Байкала. Эти заливы мелководны и менее подвержены волнениям и бурям. Животный мир крупных соров и бухт, как мы расскажем дальше, тоже сильно разнится от фауны открытого Байкала.
Большинство заливов, по-видимому, возникло одновременно с озером. Но один из них образовался недавно, зимой 1852 г. После сильного землетрясения большой участок суши, площадью около 200 кв. км, в районе дельты реки Селенги очутился под водами Байкала. В память об этом событии обширный залив, волны которого разгуливают над погрузившейся сушей, назван Провалом. Подобные опускания земной коры история знает мало. К величайшему сожалению, к месту возникновения Провала ученые приехали слишком поздно — только лишь через два года. Многие детали этого природного явления ускользнули от исследователей.
 Из байкальских полуостровов выделяется Святой Нос, далеко вдающийся в озеро. Гористый полуостров занят двумя параллельными горными хребтами, высшая их точка достигает 1877 м абсолютной высоты. Хребты, поднимающиеся близ восточного берега, причленены к нему узким низменным перешейком. Остальные полуострова мелкие; они образованы главным образом вдающимися в озеро отрогами хребтов, имеющими вид мысов. Многие такие мысы со скалами причудливых очертаний весьма живописны.
 Среди обширной водной поверхности озера насчитывается до 47 островов. Почти все они очень маленькие и настолько, что едва возможно их обозначить на мелкомасштабной карте. Но два из них большие — это остров Ольхон и остров Большой Ушканий.
Ольхон находится почти в центре озера, несколько ближе к западному берегу. Он самый крупный на Байкале, площадь его равна 722,4 кв. км. Сложен Ольхон, как и окружающие Байкал хребты, древнейшими архейскими и протерозойскими породами.
Ольхон почти лишен лесной растительности: деревья ни его всхолмленной поверхности встречаются лишь кое-где. В одиночку или небольшими группками ютятся они у крутых склонов высот или в ложбинах, их совершенно нет на склонах, обращенных к западному берегу Байкала. Довольно редки и кустарники, не везде растет степное разнотравье.
Непонятная на первый взгляд бедность Ольхона растительностью объясняется его географическим положением. На острове часто дуют огромной силы ветры, которые не позволяют растениям прижиться на поверхности острова, особенно на западных склонах.
Осадков на Ольхоне и на ближайших участках западного берега Байкала немного. Они приносятся главным образом западными и северо-западными ветрами, которые задерживаются высоким Приморским хребтом. Здесь и выпадает основная масса осадков, а на долю острова и прилегающего побережья их остается очень мало. Этот район находится как бы в «дождевой тени».
Большой Ушканий остров расположен недалеко от Ольхона. Длина его 5 км, ширина 3 км, вершина поднимается на 216 м над уровнем озера, сложен архейскими и протерозойскими породами, но по внешнему виду сильно отличается от Ольхона.
Большой Ушканий лежит ближе к восточному берегу, и прежде чем достичь его, западные ветры проходят значительное расстояние над водной поверхностью и увлажняются. На остров они приносят значительное количество осадков. Здесь довольно богатая растительность, и издали остров представляется зеленой, сплошь облесенной горой.
Большая площадь острова покрыта девственной лиственичной тайгой, а вершина сосновым лесом. Здесь встречаются стройные осины, кудрявые березы и тонкие рябины. Наряду с обилием кустарника они придают островной тайге особый колорит. Изолированность острова и своеобразный климат благоприятствовали образованию здесь новых форм растительного мира. Многие деревья имеют только им присущие признаки.
Впервые особенности леса Ушканьих островов отметил академик В. Н. Сукачев, посетивший их в 1914 г. Сравнительно недавно эти исследования были продолжены В. В. Ламакиным.
На Большом Ушканьем острове произрастает два вида березы: бородавчатая и пушистая. Бородавчатая береза выделяется темным цветом коры, глубокой и острой зубчатостью  листьев; эти признаки характерны для «ушканьей» березы и отличают ее от обыкновенной. У местной осины по сравнению с обыкновенной не округлые листья, а конец их несколько оттянут и заострен. «Ушканья» сосна тоже необычна по сравнению с растущей на побережье Байкала. Нижняя часть ее ствола несколько утолщена.
Особенно великолепны на острове лиственницы. Это в основном вековые300-летнде деревья. Своей высотой и прямолинейностью ствола они отличаются от лиственниц не только европейской части Союза, но и даже Восточной Сибири.
Могучий лес поражает гордой красотой. Изредка царящую на острове тишину нарушает мерный стук дятла.
Сизые ягоды голубики, яркая красная смородина, сочная брусника, ароматный шиповник, ромашка, розовая гвоздика составляют пестрый нежный ковер. А сколько грибов: груздей, пестрых сыроежек, подосинников с красными шляпками, и, наконец, король грибов — белый гриб.
Расскажем теперь о водах гигантского водоема и его гидрологическом режиме.
Вода Байкала отличается большой прозрачностью: во многих местах через ее толщу можно видеть дно даже там, где глубина превышает 40 м.
Байкальская вода пресная, солей в ней содержится очень мало. Сухой остаток, получаемый после выпаривания воды, равен лишь 0,1 грамма на литр; в литре океанской воды содержится 35 граммов солей, в Балхаше сухой остаток составляет 1,2—5,2 грамма, в Иссык-Куле 5,8 грамма на литр.
В байкальской воде растворены соли кальция и магния, ничтожное количество хлора, железа почти нет. Все это делает ее приятной на вкус и мягкой. Благодаря малой минерализации и ничтожному содержанию органических веществ эта вода иногда используется как дистиллированная, что особенно подчеркивает несоответствие ее с населяющей озеро фауной, которая обычно обитает в соленой морской воде.
Температура воды открытого Байкала круглый год низкая и на глубине довольно постоянная. Наивысшая температура бывает в августе; на некотором удалении от берега в верхнем слое она достигает 9—10°, а у самого берега несколько выше. Начиная с глубины 200 м температура понижается до 5—6°, на глубине 900 м — до 3—4°, а 1600 м—до 3°. Зимой Байкал замерзает целиком, за исключением истоков Ангары. В южной части покрывается льдом обычно в конце декабря — начале января, а вскрывается в конце апреля — начале мая, но в разных районах сроки замерзания сильно колеблются..
Таяние льда также происходит в различное время и неодинаково на отдельных участках. Менее устойчивы те участки, где наблюдаются подводные выделения горячих вод, газа и нефти. Если в этих местах пробить лед, то наружу с большой силой вырвется вода, газ и, наконец, густая масса нефти. Горячие ключи часто встречаются на берегах и далеко от них на водной поверхности. Выходы нефти и газа  прослеживаются на 850—1500 м от восточного берега озера. Иногда с нефтью всплывают кусочки озокерита. Интересно отметить, что в отдельные годы даже в начале лета значительные площади Байкала на два-три дня покрываются тонкой корочкой льда. Обычно это связано с горнодолинными ветрами, охлаждающими поверхность озера.
Торосистость на Байкале также объясняется частыми сильными ветрами. Здесь наблюдаются живописные ледяные торосы — иногда в виде двух-трехметровых нагромождений льдов, но чаще небольшие, до полуметра, образующиеся вдоль трещин при вспучивании и нажимах льдин, гонимых ветром. В одни годы торосы покрывают более 3/4 площади озера, в другие—едва 1/4.
 Еще одна из существенных черт природы Байкала — это его ветры и неразрывно связанные с ними волнения.
По силе и направлению ветры здесь весьма разнообразны, но их возникновение так или иначе связано с озером, со строением его впадины, берегов. Одни носят характер бризов, обусловленных разницей температур воздуха над водой и окружающей местностью, другие представляют собой типичные горнодолинные ветры, а третьи связаны с нисходящими токами воздуха и переваливают через окружающие Байкал хребты, то есть по существу подобны фенам.
Нередко над просторами Байкала ветры достигают исключительной силы, особенно дующие вдоль озера. Тогда зажатая между горными хребтами байкальская впадина превращается как бы в гигантскую аэродинамическую трубу, в которой бушует ураган.
Наиболее сильные штормы бывают в октябре— ноябре. В начале весны ветры настолько слабы, что не вызывают волнения. Летом же преобладает штилевая погода и умеренные волнения, но иногда случаются довольно значительные бури.
Различные ветры на Байкале имеют свои особенности. Так, в районе Ольхона нередко разыгрывается «сарма» — порывистый ураганный ветер, дующий с северо-запада, из долины, носящей такое же название. Начинается «сарма» обычно неожиданно, буквально за минуту ветер сменяется ураганом, иногда со скоростью 40 м/сек. Он особенно опасен в районе Малого моря.
Нередко «сарма» была причиной гибели не только рыбацких лодок, но и крупных судов и даже караванов барж, которые разбивались о гранитные скалы. Поэтому при «сарме» пароходы не заходят в Малое море.
Вдоль Байкала с севера дует «ангара», или «верховик», с юга — «култук», или «низовик». «Верховик», имея большую длину разгона над водной поверхностью, часто вызывает штормы, не .менее опасные для судоходства, чем «сарма». Поперек Байкала из долины реки Баргузин дует одноименный ветер.
На озере часты туманы, обусловленные большой разницей температур между байкальской водой и воздухом. При этом котловина озера превращается как бы в огромную чашу, порой на одну треть заполненную молочно белой густой пеленой тумана.


к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"






Rambler's Top100
природа solarcoast